мыж

...

Запоздало узнал, что нет больше Евгения Львовича Войскунского. Горе.

мыж

реклама по телевизору

«Газпром» (взгляни, прочти и оцени)

поддерживает Вечные огни».

Каков намёк! Прочувствуйте нутром,

что этот пламень вечен, как «Газпром»!

мыж

ахтунг-ахтунг

Зафиксированы первые случаи распространения коронавируса в электронном виде. Ждите нового карантина.

мыж

Оммаж Евгению Витковскому

ХОЖЕНИЕ ЗА ДВА МОРЯ

Плыл по Волге Адам Олеарий

и опасливым взором искал

среди скудных прибрежных реалий

кривоватый казачий оскал.

Плыть по Волге-реке — не игра ведь,

ибо там на смутьяне смутьян,

а смутьяну кого бы ни грабить — 

персиян, россиян, марсиян.

Жизни там у купцов коротеньки,

но доплыл, уберёгся ходок,

потому что сопливому Стеньке

шёл всего лишь девятый годок.

мыж

с наступающей мышкой!

Завтра убегаем на дачу, где намерены встретить Новый год в бесснежье, прохладе и хвойниках. Связи там нетути, посему поздравляю всех заранее!

МЫШКИН ГОД

С ёлкой-коротышкой,

с оливье в салатнице

поживём под мышкой — 

всё-таки не в заднице.

хрю

попытка рецензии (под впечатлением)

Сборник рассказов и повестей Александра Горохова «21 км от…» — удивительная, на мой взгляд, книга. Открыв её, прежде всего поражаешься тщательной, кропотливой работе над языком. Слова пригнаны друг к другу так тесно, что зазора между ними не остаётся. Речь, однако, сохраняет разговорную живость, и, даже если повествование идёт в третьем лице, за текстом обязательно мерещится рассказчик. И это, учтите, не автор. Это незримый и совершенно самостоятельный персонаж.

Такая, например, завязка (рассказ «Ирочка»):

«Ирочка давно хотела перерезать горло своему мужу. Но не было удобного случая. То отношения налаживались, то дочка хворала, то не было денег на еду, то, наоборот, муж приносил хорошую зарплату».

Причина вскрывается в следующем абзаце:

«Потому, что муж был сволочью. По ночам он опрыскивал её, Ирочку, дочку и даже кота какой-то гадостью, и когда они, одурманенные этим опрыскиванием, засыпали, приводил в дом любовницу…»

Вроде бы всё ясно: героиня ненормальная. Но вот в действие вторгаются другие персонажи, и выясняется, что и они, мягко говоря, не совсем вменяемы. Нелепости умножаются, каждый новый поворот событий невероятен. Мир обезумел.

А потом происходит маленькое чудо, на которые горазд Александр Горохов: сердчишко сжимается — героям начинаешь сочувствовать.

Что это? Фантасмагория, литература абсурда, сатира? Или, может быть, беспощадный натурализм? Даже не берусь судить.

Collapse )